NKB (nkb) wrote,
NKB
nkb

  • Mood:

Про школьные кульки... Из Эриха Кестнера.

Отрывок из книги Эриха Кестнера "Когда я был маленьким"
Перевод В. Куреллы.

Книгу эту обожаю с раннего детства, несмотря на массу непонятного.

А отрывок мне сейчас в тему...



Господин Бремзер усадил нас всех по росту за парты и записал наши
имена. Родители толпились у стен и в проходах, ободряюще кивали сыновьям и
охраняли фунтики со сластями. Это было их главной задачей. Они держали в
руках маленькие, средние и большущие конусообразные кульки со сладостями,
сравнивали их объемы и, смотря по результатам, завидовали или гордились.
Посмотрели бы вы на мой фунтище! Ярко раскрашенный, будто сотня видовых
открыток, тяжелый, как ведро с углем, и такой большой, что он доходил мне до
кончика носа! Я сидел очень довольный на своем месте, подмигивал матушке и
чувствовал себя своего рода чемпионом. Два-три мальчика громко разрыдались и
бросились к своим взволнованным матерям.
Но все быстро кончилось. Господин Бремзер нас отпустил, и родители,
дети и фунтики со сластями зашагали, оживленно болтая, домой. Я нес свой
фунтище перед собой, будто древко знамени. Время от времени я, кряхтя,
опускал его на тротуар.
Время от времени меня сменяла матушка. Мы вспотели, как грузчики. Даже
сладкая ноша остается ношей.
Так, объединенными усилиями, мы одолели Глассисштрассе, Баутценштрассе,
пересекли площадь Альберта и вышли на Кенигсбрюкерштрассе. От угла
Луизенштрассе я уже не выпускал своего трофея из рук. Это было триумфальное
шествие. Прохожие и соседи дивились. Дети останавливались и бежали за нами
следом. Они слетались, будто пчелы на мед.
- А теперь к фройляйн Хаубольд! - сказал я из-за объемистого конуса.
Фройляйн Хаубольд заведовала помещавшимся у нас в доме отделением
известной всему городу красильни Меркша, и я проводил немало часов в тихом,
чистеньком магазинчике. Там пахло свежевыстиранным бельем, химически
очищенными лайковыми перчатками и накрахмаленными блузками. Фройляйн
Хаубольд была старой девой, и мы друг другу очень симпатизировали. Пусть на
меня полюбуется. Она всех больше достойна увидеть это великолепие.
Матушка отворила дверь. Держа перед собой громоздкое сооружение с
бантом, я поднимался по ступенькам к магазинчику, но так как за бантом и
кульком ничего не видел, то споткнулся, и, уж не знаю как, кончик бумажного
конуса оторвался! Я превратился в соляной столп. В соляной столп, судорожно
обхвативший кулек со сластями. На мои башмаки со шнурками что-то струилось,
хлопалось, сыпалось. Я поднял кулек как можно выше. Это было не тяжело,
потому что он становился все легче. Под конец у меня остался в руках только
пестро раскрашенный усеченный конус из плотной бумаги; я опустил его и
взглянул на пол. Я стоял по щиколотку в конфетах, пралине, финиках,
шоколадных зайцах, винных ягодах, апельсинах, пряниках, вафлях и обернутых в
золотую фольгу майских жуках. Дети ржали. Матушка закрыла лицо руками.
Фройляйн Хаубольд держалась за прилавок, чтобы не упасть. Настоящий потоп! А
я стоял посередине.
Из-за шоколада тоже можно плакать. Даже если он принадлежит тебе... Мы
запихали уцелевшие после кораблекрушения сласти и паданцы в прекрасный новый
коричневый ранец и малодушно бежали через магазин и черный ход на лестничную
площадку и вверх по лестнице к себе на квартиру. Слезы омрачили безоблачный
детский небосклон. Содержимое кулька лежало клейким месивом в ранце. Из двух
подарков стал один. Расписной кулек для сластей купила и наполнила матушка.
Ранец стачал отец. Когда отец вечером вернулся с работы, он старательно его
отмыл. Потом взял свой острый, как бритва, нож седельника и вырезал мне
сумку. Из той же несокрушимой кожи, что пошла на ранец. Сумку на длинном
ремешке, который можно было по желанию укорачивать и удлинять. Чтобы носить
через плечо. Для завтрака. Для школы.

Tags: 5 gratitudes, Литературоведение, Чем бы Ипард ни тешился..., Читалочка, Школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments